Знаменитые ландшафтные архитекторы | Geoffrey Alan Jellicoe

    Знаменитые ландшафтные архитекторы | Geoffrey Alan Jellicoe - Джеффри Алан Джеллико

Джеффри Алан Джеллико / Geoffrey Alan Jellicoe
(1900-1996)

Соединяя в своем творчестве классику с модерном, Джеллико стал первооткрывателем новых путей в искусстве ландшафтного дизайна. Диапазон его интересов был необычайно широк: ландшафтная планировка городов; создание концептуального проекта "Мотопия" и проекта "Хрустального моста" через Темзу; мемориал Джона Кеннеди и искусственные холмы Зевс и Фемида над подземной лабораторией Резерфорда, выражающие идею расщепления атома.
Считая главным элементом сада воду, Джеллико осуществил уникальные проекты водяного сада на крыше универмага в Гилдфорде и музыкального ручья в Шют Хаусе. Он ввел в обиход понятие исторического ландшафта. Этот термин впервые появился в его книге с характерным названием "Ландшафт человека".

По масштабам, глубине и изощренности средств воплощения его творения вне конкуренции. Его непревзойденное знание мирового садового искусства, а также любовь к ультрасовременной живописи и скульптуре позволили ему создавать сложные композиции, в которые вводятся аллегории, цитаты из античности и эпохи Возрождения. А в результате - вполне современные решения на темы классических садов...

Джеллико... Кажется, что это имя персонажа какой-то сказки об Изумрудном городе или Стране Чудес. Но так зовут реального человека, как бы соединившего в одном нескольких выдающихся деятелей: историка искусства, планировщика, ландшафтного архитектора, философа. И в каждой области он сказал свое слово, слово человека XX века, понимающего все его противоречия и умеющего разрешить их в своем мировоззрении.

Сэр Джеффри Алан Джеллико родился в Англии в 1900 году, получил прекрасное классическое образование. Свою деятельность он начал как историк искусств. В 1924 году молодые коллеги - Дж. Джеллико и Дж. Шеперд - предприняли путешествие в Италию. В то время сады Италии были практически неизвестны - историки архитектуры тщательно изучали здания, а на их окружение почти не обращали внимания. К тому же даже самые известные сады были запущены, превратились в бесформенные заросли.

Эти молодые ученые сосредоточили свои усилия именно на садах: производили обмеры и зарисовки, фотографировали. Результатом работы стала книга "Итальянские сады эпохи Ренессанса", которая сразу создала молодым людям репутацию серьезных исследователей.

Увлечение садово-парковым искусством Джеллико сохранил на всю жизнь. Именно в создании садов, творческом преобразовании ландшафтов он выражал свои художественные и философские воззрения, хотя в те времена профессии ландшафтного архитектора в ее нынешнем понимании еще не существовало.  В  1929 году именно Джеллико выступил инициатором создания Института ландшафтных архитекторов, а с 1939 года стал его президентом.

Итак, фирма известных молодых специалистов "Шеперд и Джеллико" развернула свою деятельность. Заказы были самые разнообразные, но для Джеллико частные сады имели особое значение. С 1927 по 1960 год он создал их около 30, в том числе 3 - для королевской семьи. Сегодня, уже в XXI веке, они считаются памятниками садово-паркового искусства, хотя в свое время воспринимались как новаторские и даже спорные по замыслу. С первых лет работы Джеллико сумел соединить в своем художественном методе совершенное знание истории искусств с увлечением абстракционизмом и кубизмом, столь распространенными в 20-е годы XX столетия. Это позволило ему создавать произведения, основанные на национальных традициях Англии, но вместе с тем интернациональные по духу, впитывающие современные тенденции искусства. Именно поэтому впоследствии он так успешно работал на всех континентах.

Сам Джеллико, уже начавший в то время преподавать, вспоминал, как вопросы студентов заставляли его "быть современным", тогда как практические работы, в основном по реконструкции усадеб, погружали в историю. Так, восстанавливая Уолден Бери - старый, заросший и одичавший в течение XIX века парк, Джеллико уловил в нем исходный масштаб XVII века, "масштаб Ленотра". Он писал: "Это строгий геометрический план, который отклоняется от точности, только когда, подобно сети паука, должен "зацепиться" за окружение". И Джеллико воссоздал грандиозные перспективы, заложенные в старинном плане, раскрыл их на окружающий ландшафт и "поддержал" точно рассчитанной постановкой современных павильонов и скульптур. Но Джеллико проектировал не только сады. Диапазон работ был необычайно широк: планы городов Уолвертона и Гилдфорда, Веллингтона и Хемел Хемпстеда; промышленные предприятия, шахты, цементные заводы (с рекультивацией нарушенных территорий); аэропорт, госпиталь и школы в Замбии; общественные и жилые кварталы. В сущности, своей новаторской деятельностью он создал целое направление - ландшафтную планировку. А в 1948 году он стал еще и основателем Международной федерации ландшафтных архитекторов и ее первым президентом.

В 1960 году ему исполнилось 60 лет. Многие даже очень крупные деятели в этом возрасте отходят от дел. Но не Джеффри Джеллико! Опираясь на свою международную известность, он стал выдвигать свои самые спорные и новаторские концепции. Например, концептуальный проект "Мотопия", где он предложил особую застройку, по крышам которой проходил транспорт, а земля оставалась свободной.

А вот знаменитые искусственные холмы, Зевс и Фемида, укрывшие в 1960 году подземную лабораторию Резерфорда в Харуэлле. Сам Джеллико писал, что холмы Харуэлла - это жизнерадостная попытка выразить глубокую и грозную идею - расщепление атома. Вместе с тем эта работа оказалась одной из первых "земляных скульптур", столь популярных в наши дни. Не случайно Джеллико был другом знаменитого скульптора Генри Мура и признавал его влияние на свои работы.

В рамках концепции "Век стекла" Джеллико создал проект "Хрустального моста" через Темзу - сооружение, остро современное по материалу и пропорциям и тем не менее вызывающее в памяти старинный мост Понте Веккио во Флоренции.

В 1963 году британское правительство выделило около четверти гектара земли для создания в Раннимеде над Темзой мемориала, посвященного погибшему Джону Кеннеди. Этот мемориал Джеллико называл "аллегорическим". От входной калитки через густой, почти нетронутый лесной массив ведет вымощенная камнем дорожка; вроде бы хаотично сгруппированные камни символизируют толпу пилигримов, совершающих паломничество к памятнику рядом с пламенеющим краснолистным дубом. Прямая дорога ведет к скамьям для созерцания и медитации. Отсюда раскрывается панорама лугов и далекой Темзы. В 60-е годы Джеллико выполнил несколько проектов городских центров, а в 70-е создал более 10 так называемых "ландшафтных планов" речных долин, сельских районов и пригородных зон, рекультивируемых промышленных территорий. Это увлечение рациональным преобразованием ландшафтов легло в основу его монументальной книги "Ландшафт человека" (1975 г.). В ней он впервые раскрыл понятие "исторического ландшафта" - не сада, созданного художником, а именно ландшафта, сформированного разными видами давней и современной деятельности человека. Вообще же Джеллико написал 15 книг, и каждая раскрывала новые мировоззренческие аспекты ландшафтного искусства. Эти книги позволяют назвать Джеллико одним из выдающихся философов нашего времени.

И все же, пожалуй, главными и любимыми объектами творчества для него оставались сады. Здесь была его творческая лаборатория, здесь, в относительно малых пространствах, он обдумывал и воплощал свои новые идеи. К садам, созданным в молодости, он возвращался снова и снова, корректировал их развитие, восстанавливал утраченное. Ведь создать сад - не значит разработать проект и реализовать его "под ключ". Это живой организм, в старину мастер-садовод не оставлял свое детище, как, например, Ленотр, который провел большую часть жизни в Версале. Пожалуй, из современных мастеров это удавалось только Джеллико.

Главным элементом сада мастер всегда считал воду и неустанно изобретал самые неожиданные формы ее использования.
В 1956-1957 годах on создал свой непревзойденный водяной сад на крыше универмага в Гилдфорде: множество кругов разного диаметра, некоторые вписаны в криволинейные очертания "островов" с водолюбивыми растениями, остальные образуют площадки отдыха, фонтаны и плитки переходов через воду. Плоская кровля здания (с гидроизоляцией) залита водой на глубину около 23 см, и зеркальная поверхность отражает небо, его переменчивый свет, движение облаков, иллюзорную глубину. Круглые плиты как бы плывут по поверхности, даже немного страшно ступить на них - не утонут ли? Реечные экраны защищают от ветра и бросают на воду полупрозрачную тень, еще более усиливая эффект иллюзорности пространства. Невольно вспоминается: "И не понять, то ли небо на землю упало..." Сад парит над деловым центром города почти на 30-метровой высоте, поэтому автор и назвал его "садом неба".

А с 1970 года 23 года (с 1970 по 1993) Джеллико работал над садом Шют Хаус. Участок этой старинной усадьбы расположен на возвышенности, откуда к югу раскрываются великолепные виды на окружающие холмы. Но главная черта участка - наличие таинственных неиссякаемых ключей, с которых берет начало река Надер. Этот "ландшафт воды" и стал для Джеллико главной темой его произведения.

От бассейна, принимающего ключи, расходятся две ветви длинного водоема. К юго-западу этот просторный пруд оформлен традиционно, в стиле старинной сельской усадьбы. Из него по "деревенским" водопадам вода спускается к следующим прудам, два из которых - восстановленные рыбные садки прежней усадьбы.

Но восточная ветвь символически выражает тысячелетнюю историю сада. "Античный" канал оканчивается бюстами Вергилия, Овидия и Лукреция, за ними - маленький зеленый амфитеатр. Отсюда через миниатюрную "дикую" рощу можно попасть в "средневековый" сад из шести цветочных рабаток, окаймленных стружкой. Здесь же протекает "музыкальный ручей", самая интересная выдумка Джеллико. Это 11 маленьких каскадов и фонтанов. В первых четырех на цементной стенке укреплены медные "уголки", чем их больше, тем более высокий тон даст вода - дискант, альт, тенор, бас. А в нижнем течении ручья находятся "пузырьковые" фонтаны, где вода поднимается из глубины чаши, как в фонтанах древнего Востока.

В том месте, где обе водные системы снова соединяются, разместился "Сад Храма" - таинственная беседка из вьющихся растений, которую в течение дня с разных сторон пронизывают солнечные лучи. Вокруг стоят металлические каркасы - это формы для будущих топиарных фигур, но уже сейчас это садовые скульптуры: то ли шахматы, то ли инопланетяне...

Казалось бы, главные шедевры созданы. Но в 1980 году Джеллико впервые приезжает в Саттон Плейс, и главной для него становится эта работа. Здесь он воплотил и всю историю английского сада, и современное искусство, выраженное ландшафтными средствами, то есть окончательно соединил два направления, которые с молодых лет пронизывали его творчество.

Саттон Плейс - воистину страна чудес. Искусственное озеро имеет форму доисторической рыбы, с двух сторон холмы - Отец и Мать, патриархальное и матриархальное начала. В сложной системе малых садов встречаются каскад, "взятый" из итальянской виллы, и пруд "Зеркало Миро", возрождающий живопись начала XX века. Традиционные для Англии яблочные и грушевые шпалеры в "кухонном", то есть плодовом, саду завершаются современными конструкциями "смотровых вышек", увенчанными золотыми "яблоком" и "грушей". Балкончики над каналом взяты с картины Джовании Беллини, а "Стена" Бена Николсона, завершающая аллею Магритт - последнее слово искусства. Все детали - и Бельведер, и гигантские вазы в аллее, и даже скамейки - спроектировал сам Джеллико, как всегда, соединяя прошлое и настоящее, материальное и духовное...


Материал для публикации любезно предоставлен
редакцией журнала "Новый дом"






Смотрите также


Copyright © 2010-2018 remondom.ru. Контакты: info@remondom.ru При использовании веб-сайта Справочник строителя, гиперссылка на источник обязательна.